Интервью Андрея Орловского: "Федор Емельяненко просидел три года где -то в кабинете и тут вдруг получает такие деньги на старте, за бой с неизвестно кем"



В своем интервью, именитый белорусский боец Андрей Орловский рассказывает об ужесточенном допинг-контроле в UFC, тренировках у Фредди Роуча, а также о своем желании взять реванш у Федора Емельяненко.

- Начнем с вашего последнего боя. На поражении от Миочича прервалась дорога к титулу. В чем видите причину этого результата спустя время?

- На дороге к титулу это был небольшой камень преткновения. Винить кроме самого себя некого, мы сделаем выводы по поводу тренировочного процесса и устраним недочеты, которые помешали продвинуться еще на один шаг к титульному бою.

- Суть в тактике или в настрое?

- В настрое. В тактике все было великолепно и правильно. Просто не было настроя, бойцовского задора и огня, злости.

- Часто бываете на родине в последнее время?

- Стараюсь прилетать в Белоруссию и Россию после каждого боя. Как минимум два-три раза в год пытаюсь выкроить время. Прилетел сейчас, на день рождения. В этом году как раз 20 лет, как я закончил школу. И я думал попасть на встречу выпускников. К сожалению или к счастью, не состоялось – мне сказали, что все собираются летом. Не знаю, получится теперь приехать или нет…

- Одноклассники наверняка бы удивились!

- Не знаю, удивились бы или нет. Но мне интересно было бы встретиться с одноклассниками и одноклассницами. Я, как поступил в 1996 году в академию МВД, только раз или два смог приехать на встречу выпускников.

- Когда учились в академии, часто стреляли?

- Курсы стрельбы были. Надо было как минимум 27 очков из трех выстрелов выбить, но стреляли не часто. Конечно, это был пистолет Макарова, какое еще оружие у милиции на вооружении в России и Белоруссии?

- Вообще стрелять любите?

- Конечно! Сейчас я даже больше стреляю, чем там. Я и в тир хожу, и по тарелкам стреляю.

- Вы поступали на факультет исправительно-трудовых учреждений в академии МВД.

- Да. И проучился там два года. Потом Сергей Александрович Кадушкин, он был начальником, помог перевестись со скажем так «тюремного» факультета на факультет криминальной милиции. Он сделал то, что обещали и не делали другие офицеры. Закончил я Академию МВД в звании лейтенанта. На выпуске мне обещали одно, по факту получил совершенно другое. В итоге отгулял положенный отпуск и написал заявление по собственному желанию об увольнении из органов внутренних дел.

- Представляли себя надзирателем в тюрьме?

- В тюрьме? (улыбается) Надзирателем я бы, конечно, не был. Был бы оперуполномоченным или работал бы в режиме части. А вообще, не представлял. После первых двух курсов я перевелся на криминальную милицию, так что, наверное, в розыске работал бы.

- В академии МВД все как в армии?

- Да, именно так.

- Дедовщина?

- Ну нет. Дедовщина была на первом курсе и на курсе молодого бойца, но я занимался спортом и был крупнее, чем сейчас. Еще в школе я мечтал стать Мистером Олимпией, качался, а бабушка меня постоянно подкармливала. Прием пищи был каждые 2-2,5 часа. Мне казалось, что в один прекрасный день я стану Мистером Олимпия.

- Некоторые бодибилдеры употребляют запрещенные вещества.

- В 16 лет я этого не знал, мне казалось, что это все диета и протеины с витаминами. Помню, как с протеином за месяц набрал шесть килограммов и был просто в эйфории. Наверное, хорошо, что я не стал Мистером Олимпия. В своем возрасте я очень серьезно отношусь к собственному здоровью. Если бы занимался всякой ерундой двадцать лет назад, наверняка были бы последствия.

- То, что происходит в UFC в плане ужесточения допинг-контроля – это негатив или позитив?

- Капельницами я не пользовался никогда. А то, что они проверяют - это правильно. Драться надо честно! Но то, что они, мягко говоря, частят и хотят приехать, когда им вздумается – это не совсем удобно. Я сам один раз попадал – не заполнил аппликацию с местом нахождения. Они приехали проверять меня по месту жительства, а я был на сборах. И выписали мне первое предупреждение. Потом они приехали на сборы в Альбукерке, им долго не открывали зал, и мне чуть не выписали второе. Так что это не очень удобно.

- Вообще допинг имеет место быть в ММА?

- Наверное, кто-то что-то использует. Прочитал недавно, что Ромеро может лишиться титульного боя, потому что его на чем-то поймали. Иногда это, конечно, доходит до абсурда. Если у тебя болит голова, ты вынужден идти просить таблетки. У меня была такая ситуация перед боем с Фрэнком Миром. Это иногда доходит до смешного, но если ты хочешь выступать в UFC, должен следовать правилам.

- То, что из спонсоров остался только Reebok - это мешает и негативно сказывается или же наоборот?

- Многие недовольны. Безусловно, я бы получал больше в ином случае. На сегодняшний день, так как я ветеран UFC, то получаю под потолок. Конечно, для меня было бы лучше, если бы были и другие спонсоры – я бы тогда выходил на бой, облепленный как автогонщик, получал бы больше. Но реалии таковы. Правда, форма и расцветка мне не совсем нравится. Но я работник UFC и мне важнее выигрывать, чем думать о том, как я выгляжу.

- Смотрели бой Федора с Сингхом?

- Нет, не смотрел. Но читал про это.

- И какие ощущения от его возвращения?

- Меня уже спрашивали. Вряд ли я добавлю себе болельщиков этим высказыванием, но любой актер индийского кино подрался бы не хуже, чем тот товарищ, с кем дрался Федор. И за тот гонорар, за который он выступал (по крайней мере, как пишут), я был бы готов и завтра подраться.

- Желание реваншироваться сохраняется?

- Безусловно. Не только с Емельяненко, а вообще со всеми, кому проиграл. Но с ним по десятибалльной шкале - на десятку. Если поступит такое предложение и соответствующий гонорар, то я уверен, что найду доводы для UFC, чтобы подраться где-то не в рамках организации с Емельяненко.

- А если отбросить гонорар?

- Без гонорара… Не могу сказать, что меня не интересует финансовая сторона. Но в случае с Емельяненко можно садиться разговаривать. Если представить, что бой состоится, а мой кемп, переезд и так далее готовы будут возместить, то скорее да, чем нет.

- Наверняка успели оценить уровень Rizin по шуму в мире и публикациям в прессе. Есть у лиги будущее?

- Судя по гонорарам, которые они заплатили со старта первого шоу, хотелось бы верить, что у них блестящее и светлое будущее. Но если мыслить реально и по нынешней экономической ситуации в мире, я не уверен, что они долго продержатся на плаву.

- У Федора есть будущее как у бойца после возобновления карьеры?

- Такие вопросы вы задаете, конечно… Он молодец, что три года просидел где-то в кабинете и тут со старта такие бабки получает. Или его менеджерская команда делает что-то такое, чего не знают другие. Я не нахожу объяснения. Он получил свои деньги, показал какое-то шоу - наверняка больше людей им довольны, нежели иначе. Если б я был на его месте, мне было бы до потолка, кто и что думает.

- Вряд ли его может уже что-то дискредитировать, учитывая его заслуги.

- Ну, а какие у него заслуги? То, что он выиграл в США у Орловского – наверное, это заслуга. То, что его задушил Фабрисио Вердум, и победил Бигфут (Антонио Силва), у которых я выиграл – это я уже не знаю. То, что он делал, когда дрался в Pride шесть-семь боев в год – для меня по меньшей мере это знак вопроса. Все бойцы, которые пришли из Pride в UFC, поначалу отгребли по полной. И они не единожды были пойманы на чем-то запрещенном. А то, что говорят, что он не попал в UFC и не договорились … UFC не первый год в бизнесе, наверняка там грамотные ребята сидят. Что бы там ни было, Емельяненко герой для многих в России. Хочу ли я с ним подраться? Да. За такие бабки? Безусловно. Я в рейтингах, слава Богу, на сегодняшний день немножко повыше, чем он. И я популярнее в Америке, чем он.

- Когда-то был вариант провести бой с братом Федора по правилам бокса. Желание побоксировать сохранилось?

- Когда я подписал контракт с Golden boy Promotions, мне было 27 лет. Я подписал то соглашение, до которого многим переходящим в профессионалы любителям было еще драться и драться. Четыре досадных поражения в моей карьере, и Golden Boy посчитал, что я им не интересен. Какие-то деньги я получил. Подраться сейчас? Наверное, да. Сейчас же у меня второе пришествие в UFC, а сидеть и мечтать это не для меня. Мне осталось подраться и поупираться в UFC еще несколько лет.

- Несколько это сколько?

- Я планировал драться до 40 лет. Еще три года есть, а там как будет. Если к тому времени Rizin будет на плаву, и гонорары будут такими же, то потом можно поупираться и там. Сейчас я сосредоточен на UFC. Цель номер один – завоевать титул во второй раз.

- Вы когда-то тренировались у Фредди Роуча. Что он вам дал?

- Я научился у Фредди Роуча кое-чему. Но в то же время то, что я ставил Фредди во главу угла – это подпортило мое отношение с моими тренерами в Чикаго. Судя по бою с Емельяненко, мои удары руками и ногами доставали цель. То есть, это показатель того, что Фредди тренировал меня правильно. Этот прыжок «fly knee» (удар коленом, после которого Емельяненко отправил Орловского в нокаут. ‑ LastRound.ru), после которого я напоролся, и погас свет – это неправильно. Как бы то ни было ,Фредди Роуч был, есть и будет громким и звучным именем в профессиональном боксе. Я только могу перед ним снять шляпу и поблагодарить за то, чему он меня научил в боксе.

- Часто вообще вспоминаете про то, что случилось в бою с Федором?

- Ну чего вспоминать!? Конечно, вспоминаю… Мне досадно, что так произошло. Но в профессиональном спорте люди и живут ошибками. Это жизненный опыт. Но жить этим и гнобить себя за это – ну уж нет. Надо двигаться вперед.

Текст: Игорь Святов.
Источник: lastround
Loading...
Вконтакте
Facebook
 
Похожие новости
Спасибо, ваше сообщение принято.
Автор сообщения
Email / телефон
Текст сообщения